"Свобода": Военная коллегия Верховного суда РФ подтвердила отказ возобновить расследование.

[ссылка на заметку / article link: http://ru-katyn.livejournal.com/tag/link-otkaz-verhovnogo-suda]

С подачи френда demographer - интересное обсуждение на "Свободе" последних решений московских судов. Участвуют Александр Гурьянов, Виктор Илюхин, а также, с короткими комментариями, Никита Петров, Рой Медведев, Анджей Зауха, Лев Пономарев, Александр Дугин, Анна Ставицкая. (Я позволил себе исправить пару опечаток в тексте.)

http://www.svobodanews.ru/Transcript/2009/01/29/20090129234943447.html

Следует ли продолжать борьбу за реабилитацию жертв Катынской трагедии после сегодняшнего поражения потерпевших в Верховном суде России?

Владимир Кара-Мурза
29.01.09

Владимир Кара-Мурза: Сегодня Верховный суд России отклонил жалобу родственников погибших в 1940 году польских офицеров на отказ нижестоящей инстанции на возобновление расследования случившегося. Следствие по делу было прекращено еще в 2004 году в связи со смертью виновных в расстрелах. По мнению судей, нет основания для утверждения о том, что в результате преступления причинена смерть именно родственникам заявителей жалобы. Одним из оснований для принятия судом такого решения стал тот факт, что из 1803 расстрелянных в Катыни офицеров идентифицированы останки только 22-х. Кроме того суд посчитал, что расследование преступления должно проводиться в рамках Уголовного кодекса РСФСР 1926 года, согласно которому срок давности для подобных преступлений составляет 10 лет. О том, следует ли продолжать борьбу за реабилитацию жертв Катынской трагедии после сегодняшнего поражения потерпевших в Верховном суде России, мы говорим с членом общества «Мемориал» Александром Гурьяновым и депутатом Госдумы Виктором Илюхиным.

Первый вопрос Александру Гурьянову. Как вы относитесь к сегодняшнему решению Верховного суда России?

Александр Гурьянов: Сегодняшнее решение не было неожиданным, а вот принципиально новым было обоснование, которое использовала военная коллегия Верховного суда сегодня в своем решении. А именно: военная коллегия решила воспользоваться таким инструментом, как истечение срока давности.
Collapse )

Единообразие акции по расстрелу поляков из трех лагерей и из тюрем.

[ссылка на заметку / article link: http://ru-katyn.livejournal.com/tag/link-numeracia-predpisanij]

Обновлено 29.01.2009

Как известно, в апреле 1990 года в Москве Президент СССР М.С.Горбачев передал Президенту Польши генералу В. Ярузельскому списки польских офицеров – предписания Управления НКВД СССР по делам военнопленных на отправку в распоряжение УНКВД по Смоленской и Калининской областям узников Козельского и Осташковского лагерей, а также алфавитный список учетных дел на убывших военнопленных из Старобельского лагеря. Почти все военнопленные из этих списков (за единичными исключениями) в количестве 14552 человек были расстреляны НКВД весной 1940 года в Смоленске-Катыни, Калинине и Харькове по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года. В соответствии с тем же решением были расстреляны 7305 арестованных из тюрем западных областей Украины и Белоруссии. Украинский список арестованных известен - в 1994 году зам. начальника Службы безопасности Украины генерал А. Хомич передал заместителю генпрокурора Польши С. Снежко алфавитный список личных тюремных дел на 3435 человек, и тогда же список был опубликован. Белорусский список на 3800-3900 человек до сих пор в архивах не обнаружен – это один из оставшихся нерешенными вопросов катынского дела.

Оказывается, предписания на отправку военнопленных из трех лагерей (Козельск, Осташков, Старобельск) и арестованных из тюрем Западной Украины (а также, по-видимому, Западной Белоруссии) имеют единую сквозную систему нумерации, что служит дополнительным доводом единообразия расстрельной акции на основе упомянутого решения Политбюро от 5 марта 1940 года.
Collapse )
  • skeptiq

Лжесвидетель Борис Павлович Тартаковский

Иски "Мемориала". Заседание Хамовнического суда по Катыни 25 декабря 2008.

[ссылка на заметку / article link: http://ru-katyn.livejournal.com/tag/link-Memorial-gvp-sud-4]

Координатор Польской комиссии общества "Мемориал" Александр Гурьянов распространил следующую информацию о состоявшемся в четверг 25 декабря заседании Хамовнического суда по Катыни:

РЕАБИЛИТАЦИЯ ЖЕРТВ КАТЫНИ: «МЕМОРИАЛУ» ОТКАЗАТЬ

В четверг 25 декабря 2008 г. в Хамовническом районном суде г. Москвы состоялось лишь одно из четырех назначенных заседаний, проведенное судьей И.В.Тюленевым. Из-за того, что оно закончилось позже времени, назначенного для следующего в этот день заседания судьей Т.Ю.Павлюковой, она перенесла все три заседания по принятым ею к рассмотрению заявлениям Международного общества «Мемориал» на 6 февраля 2008 г.

Судья же И.В.Тюленев отказал в удовлетворении заявления «Мемориала», в котором «Мемориал» требовал, во-первых, признать незаконным отказ Главной военной прокуратуры (ГВП) РФ в рассмотрении по существу обращения о реабилитации как жертвы политических репрессий Станислава Карнковского (военнопленного польского офицера, расстрелянного и погребенного в апреле 1940 г. в Катыни под Смоленском), и, во-вторых, в соответствии с Законом «О реабилитации жертв политических репрессий» обязать ГВП либо выдать справку о реабилитации, либо составить заключение об отказе в реабилитации и направить это заключение в суд.

Судья И.В.Тюленев не объявил обоснования своего решения, сообщив, что оно будет содержаться в тексте решения, который будет предоставлен заявителю лишь после 10 января 2009 г.

Общество «Мемориал» намерено обжаловать указанное решение Хамовнического районного суда г. Москвы, как только оно будет получено в письменном виде.

В Хамовническом районном суде г. Москвы предстоят заседания по еще 9 аналогичным заявлениям Общества «Мемориал» в связи с обращениями о реабилитации 15 других польских военнопленных, расстрелянных органами НКВД СССР весной 1940 г. Однако вряд ли можно ожидать, что решения по оставшимся заявлениям будут отличаться от вчерашнего решения судьи И.В.Тюленева. Тем не менее, Международное общество «Мемориал» продолжит усилия направленные на признание казненных в ходе Катынского преступления жертвами политических репрессий.

О судебных делах "Мемориала" по Катыни.

[ссылка на заметку / article link: http://ru-katyn.livejournal.com/tag/link-memorial-gvp-sud-3]

В предлагаемой ниже статье координатора Польской комиссии общества "Мемориал" Александра Гурьянова, недавно опубликованной в мемориальской газете "30 октября", подробно представлена хронология (по состоянию на середину октября 2008 года) попыток "Мемориала" добиться признания расстрелянных в 1940 году польских военнопленных жертвами политических репрессий. Изложены также сопутствующие вопросы взаимоотношений "Мемориала" с ГВП и московскими судами. Кроме того, кратко описаны независимые действия (также по состоянию на середину октября 2008 года) двух московских адвокатов, полномочных представителей родственников десяти расстрелянных польских военнопленных.

В конце я добавил очень краткую информацию о состоянии дел на данный момент - конец ноября 2008 года.

«КАТЫНСКОЕ ДЕЛО» — В СУД

Уже более трех лет Общество «Мемориал» пытается добиться официального признания жертвами политических репрессий польских военнопленных, бессудно расстрелянных весной 1940 г. в Катыни и в других местах по постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. Полтора года тому назад мы были вынуждены вступить на судебный путь в связи с заявлениями о реабилитации конкретных польских военнопленных, а в нынешнем году еще и в связи с нашим требованием рассекретить материалы «Катынского дела», которое расследовалось российской Главной военной прокуратурой (ГВП).

Почему мы вплотную занялись «катынским делом» именно три года назад? Толчком послужила пресс-конференция тогдашнего главного военного прокурора А.Н.Савенкова, прошедшая 11 марта 2005 г. в Москве. Ряд заявлений, сделанных Савенковым, вызвали недоумение и негодование. Мы узнали, что, оказывается, расследование, проводившееся с 1990 г. ГВП СССР и затем России, было прекращено 21 сентября 2004 г. (более чем за полгода до пресс-конференции) — за смертью виновных. Савенков объявил, что ГВП отказалась считать расстрел польских военнопленных актом геноцида. По словам главного военного прокурора России, достоверно установленное следствием число жертв этого преступления составляет всего 1803, причем установлены личности лишь 22 человек из них! И это при том, что всему миру давно известно — в 1943 году из захоронений в Катынском лесу немцами были извлечены останки более 4 тысяч расстрелянных пленных польских офицеров (тогда же были установлены персональные данные 2730 из них), а согласно документам советского руководства, обнародованным в 1992 г., всего по решению Политбюро от 5 марта 1940 г. в Катыни и других местах были казнены более 14,5 тысячи военнопленных и 7,3 тысячи узников тюрем Западной Украины и Западной Белоруссии, причем в архивных документах НКВД, преданных гласности в 1990 и 1994 г.г., содержатся персональные данные всех расстрелянных военнопленных и почти половины всех расстрелянных арестованных — т.е. на самом деле известны личности почти 18 тысяч жертв «Катынского преступления», а не всего лишь 22 человек!

Наконец, Савенков заявил на своей пресс-конференции, что 116 из 183 томов уголовного «Катынского дела» отнесены к категории секретных или «для служебного пользования», в том числе засекречено и само постановление о прекращении расследования, содержащее, в частности, имена лиц, признанных виновными!

Все эти сообщения были подтверждены в письме ГВП от 24 марта 2005 г., полученном «Мемориалом» в ответ на наш запрос, направленный главному военному прокурору России в связи с его ошеломляющими высказываниями на пресс-конференции. Дополнительно в письме ГВП нам сообщили, что «Катынское дело» квалифицировано по пункту «б» статьи 193-17 УК РСФСР (1926 года) — т.е. как злоупотребление властью лицами начальствующего состава РККА, имевшее тяжелые последствия при наличии особо отягчающих обстоятельств. Из этой квалификации следует, в частности, что ГВП признала виновными только военнослужащих (все статьи того Уголовного кодекса, номера которых начинаются на 193-, составляют раздел «Воинские преступления»), а значит вывела из-под ответственности членов Политбюро, утвердивших решение о расстреле польских военнопленных и заключенных собственноручными подписями, — Сталина, Ворошилова, Молотова и Микояна, или заочно сообщивших о своем согласии, — Калинина и Кагановича. Ведь из них лишь Ворошилов в 1940 г. был военнослужащим! Таким образом, ГВП пытается представить расстрел 22 тысяч польских военнопленных и заключенных, осуществленный по решению высшего руководства СССР, всего лишь как самоуправство носивших воинские звания анонимных начальников более низкого звена!

4 апреля 2005 г. Международное общество «Мемориал» выступило с заявлением «О расследовании «Катынского преступления» в России», в котором, в частности, потребовало дать этому преступлению адекватную правовую оценку, указало, что засекречивание прокуратурой подробностей дела воспринимается общественным мнением в России и за рубежом как возвращение к старой советской политике сокрытия преступных действий сталинского режима и укрывательства их организаторов и исполнителей.

Через несколько месяцев из сообщений польских газет стало известно, что, отвечая на поступившие в ГВП РФ заявления родственников, прокуратура отказывается признавать польских военнопленных, расстрелянных органами НКВД СССР в ходе «Катынского преступления», жертвами политических репрессий и реабилитировать — ссылаясь на то, что в ходе расследования «не было установлено, на основании какой статьи Уголовного кодекса <…> были привлечены к уголовной ответственности указанные лица».

С нашей точки зрения этот отказ может означать не только попытку отката к старой советской позиции в «Катынском деле», но и попытку покушения на весь процесс реабилитации жертв политических репрессий в нашей стране. Ведь Закон о реабилитации отнюдь не требует, чтобы политический характер репрессии был подтвержден примененной к репрессированному статьей Уголовного кодекса. Общеизвестно, что указанные в пункте б) статьи 3 Закона «особые совещания», «двойки», «тройки» и другие внесудебные органы в своих постановлениях в довоенное время, как правило, не ссылались на статьи Уголовного кодекса, однако это не стало препятствием для признания в последние 17 лет жертвами политических репрессий многих тысяч советских граждан, расстрелянных по решению «двоек» и «троек», в том числе в 1937–1938 гг. Таким образом, налицо попытка ГВП РФ явочным порядком нарушить Закон о реабилитации и принципиально изменить практику его применения.

В этой ситуации правление «Мемориала» сочло необходимым от своего имени добиваться реабилитации жертв «Катынского преступления». Действующий Закон о реабилитации жертв политических репрессий дает нам такое право (статья 6: «заявления о реабилитации могут быть поданы самими репрессированными, а равно любыми лицами или общественными организациями.»). С 25 мая по 2 октября 2006 г. «Мемориал» направил Главному военному прокурору (А.Н.Савенкову и затем сменившему его на этом посту С.Н.Фридинскому) заявления о реабилитации как жертв политических репрессий:

— семи польских офицеров – узников Козельского лагеря военнопленных НКВД СССР, расстрелянных и захороненных в Катыни (Леопольда Лоека, Болеслава Подсендковского, Антония Павлюця, Владислава Козелл-Поклевского, Зыгмунта Суловского, Винцентия Гурского и Станислава Карнковского),

— а также четырех польских полицейских – узников Осташковского лагеря военнопленных, расстрелянных в Калинине и захороненных в Медном (Леона Томбака, Яна Борковского, Романа Валевского и Гжегожа Косьцюка).

За помощью в реабилитации вышеперечисленных 11 лиц в Общество «Мемориал» обратились их родственники. Реабилитацию этих военнопленных мы рассматриваем как первый шаг к реабилитации всех жертв «Катынского преступления».

12 июля 2006 г. «Мемориал» направил Генеральному прокурору РФ Ю.Я.Чайке письмо с обжалованием поступивших к этому времени отказов ГВП реабилитировать Л.Лоека, Б.Подсендковского, Л.Томбака, Я.Борковского и Р.Валевского. Вместо Генерального прокурора на нашу жалобу ответила все та же ГВП, которая своим письмом от 31 августа 2006 г. отказалась рассмотреть по существу вопрос о реабилитации перечисленных лиц, так как в их отношении «отсутствуют уголовные дела, иные сведения, на основании которых к ним применялись меры государственного принуждения», и, к тому же, «в ходе следствия останки названных граждан среди обнаруженных, эксгумированных и исследованных трупов польских военнопленных, содержавшихся в лагерях НКВД СССР, не идентифицированы».

2 октября 2006 г. «Мемориал» по собственной инициативе (а не на основании писем родственников) направил в ГВП заявления о реабилитации еще двух польских офицеров, расстрелянных и захороненных в Катыни (Богдана Баньковского и Станислава Гарлинского), а также трех польских полицейских, расстрелянных в Калинине и захороненных в Медном (Марцина Свидерского, Люцияна Райхерта и Вацлава Слаболепши). В случае этих пяти лиц имеются дополнительные документальные свидетельства того, что они являются жертвами «Катынского преступления», ибо персональные данные двух первых из них были установлены не только в результате немецкой эксгумации весной 1943 г., но и в результате советской эксгумации в Катыни в январе 1944 г. (в рамках расследования «комиссией Бурденко»), а персональные данные трех других установлены в результате эксгумации в Медном, проведенной в августе 1991 г. следственной группой ГВП СССР. Про них ГВП никак не может сказать, что их останки в ходе следствия не идентифицированы.

Заявления «Мемориала» от 2 октября 2006 г. о реабилитации пяти последних лиц, а также упомянутых выше З. Суловского, В. Гурского и С. Карнковского содержали просьбу — в случае отказа в реабилитации составить заключения об отсутствии оснований для реабилитации и направить их в суд, как это предусмотрено статьей 8 Закона РФ о реабилитации жертв политических репрессий. Необходимо помнить, что согласно этой статье заявитель не имеет возможности сам обратиться в суд в случае отказа прокуратуры в реабилитации. Это может сделать только прокуратура, причем это не только ее исключительное право, но и обязанность (если заявитель попросил об этом).

9 и 17 октября 2006 г. такие же просьбы были отправлены «Мемориалом» и в отношении восьми расстрелянных польских граждан, отказы в реабилитации которых были получены ранее.

6 февраля 2007 г. «Мемориал» подал в Хамовнический районный суд г. Москвы (по месту расположения Главной военной прокуратуры) десять заявлений, оспаривающих действия ГВП, которая 7 ноября 2006 г. десятью письмами отказала в составлении и направлении в суд заключений об отсутствии оснований для реабилитации 16 вышеперечисленных польских граждан. Общество «Мемориал» просило Хамовнический суд признать решение ГВП незаконным и обязать ГВП выполнить Закон о реабилитации жертв политических репресиий, а именно: либо выдать справки о реабилитации лиц, по поводу которых обращался «Мемориал», либо передать в суд дела о реабилитации этих лиц с заключениями ГВП об отказе в реабилитации.

К сожалению, федеральные судьи Хамовнического районного суда И. В. Тюленев, Т. Ю. Павлюкова и И. В. Кананович 15, 16 и 19 февраля 2007 г. вынесли определения об отказе в принятии заявлений «Мемориала» к рассмотрению. Позиция названных судей сводится к тому, что «Мемориал», будучи общественной организацией, хоть и имеет право обращаться с заявлениями о реабилитации тех или иных репрессированных лиц, но не имеет права оспаривать в суде решения государственных органов об отказе в реабилитации этих лиц (это вправе сделать только сами пострадавшие!).

А ведь мы оспаривали вовсе не отказы в реабилитации (которых формально не было!), а лишь отказы ГВП рассмотреть наши заявления по существу! Так что судьи Хамовнического суда произвольно переиначили наши заявления (попутно переврав и статью 8.1 Закона о реабилитации)!

9 марта 2007 г. мы обжаловали февральские определения Хамовнического районного суда, направив частные жалобы в Московский городской суд как суд второй инстанции. 22 мая 2007 г. Судебная коллегия по гражданским делам кассационной инстанции Мосгорсуда в составе судей И. А. Ионовой, Е. А. Брагинской и Д. М. Харитонова рассмотрела частные жалобы «Международного Мемориала» и отклонила их, подтвердив позицию Хамовнического районного суда. Тем самым определения Хамовнического районного суда от 15, 16 и 19 февраля 2007 г. вступили в законную силу.

Мы считаем, что отказы ГВП направить в суд заключения об отсутствии оснований для реабилитации лиц, по поводу которых обращалось Общество «Мемориал», а также подтвержденные Мосгорсудом отказы Хамовнического районного суда рассмотреть наши заявления, оспаривающие незаконные действия ГВП, нарушают статью 46 Конституции РФ, предусматривающую право судебного обжалования решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц. Это право принадлежит не только индивидуальным гражданам, но и общественным объединениям, что неоднократно подтверждалось определениями Конституционного суда РФ.

Для нас принципиально важно добиться признания расстрелянных польских военнопленных жертвами политических репрессий именно в России. Поэтому после вступления в законную силу определений Хамовнического районного суда мы попытались обжаловать эти решения в суде третьей инстанции, направив в июле 2007 г. 10 надзорных жалоб (по числу определений суда первой инстанции) в Президиум Московского городского суда. Трижды эта инстанция по формальным поводам возвращала нам наши надзорные жалобы без рассмотрения и наконец с четвертой попытки приняла их в июле и августе 2008 г. Судебные заседания Перезидиума Мосгорсуда по рассмотрению двух первых надзорных жалоб назначены на 17 октября 2008 г.

В связи с вступившими в законную силу отказами Хамовнического районного суда рассмотреть наши заявления об оспаривании действий ГВП, «Мемориал» направил жалобу и в Конституционный суд (КС) Российской Федерации, обратившись с просьбой о проверке соответствия статьи 8 Закона о реабилитации а также некоторых положений Гражданского процессуального кодекса и Закона «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» — статье 46 Конституции РФ. Эту жалобу пришлось подавать дважды, так как в первый раз мы получили ответ лишь Секретариата КС, не имеющий обязательной силы для российских судов (для этого требуется определение, принятое на пленарном заседании КС). Целью жалобы было получить ответ, который сделал бы обязательным для Хамовнического суда рассмотрение наших заявлений. Однако ответа на вторую нашу попытку обращения в Конституционный суд пока нет.

Не дожидаясь результатов наших обращений в российскую третью судебную инстанцию и в Конституционный суд РФ мы были вынуждены направить жалобу и в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге. Дело в том, что в ЕСПЧ можно обратиться не позднее, чем через 6 месяцев от вступления в законную силу обжалуемого решения российского суда первой инстанции, т.е. не позднее, чем через полгода после решения суда второй инстанции (после этого ЕСПЧ считает национальные средства судебной защиты исчерпанными), в нашем случае — не позднее 22 ноября 2007 г. Первоначальное обращение «Мемориала» было отправлено в Страсбург именно в этот день, а полный текст жалобы — 28 апреля 2008 г. (после получения из ЕСПЧ ответа на наше первоначальное обращение, с указанием сроков подачи полной жалобы). Наша жалоба в ЕСПЧ завершается просьбой признать, что российские суды нарушили право Общества «Мемориал» на доступ к правосудию, гарантированное статьей 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, и признать право «Мемориала» на справедливое возмещение путем обеспечения в России судебного оспаривания неправомерных действий Главной военной прокуратуры. Если наша жалоба будет принята к рассмотрению, то вердикта ЕСПЧ можно ожидать не раньше, чем через 2–3 года.

Одновременно с заявлениями о реабилитации расстрелянных военнопленных «Мемориал» направил в Главную военную прокуратуру и заявление о рассекречивании Постановления ГВП от 21 сентября 2004 г. о прекращении расследования «Катынского дела», ссылаясь на то, что согласно статье 7 Закона РФ «О государственной тайне» сведения о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами не могут быть отнесены к государственной тайне. Согласно статье 213 Уголовно-процессуального кодекса РФ постановление о прекращении дела обязано содержать в сжатом виде все результаты расследования, включая список виновных. Рассекречивание Постановления ГВП о прекращении расследования мы рассматриваем как первый шаг к рассекречиванию всех материалов «Катынского дела».

Письмом от 11 июля 2006 г. ГВП ответила, что решение о засекречивании материалов «Катынского дела», в том числе постановления о его прекращении, приняла Межведомственная комиссия по защите государственной тайны и эти материалы не могут быть предоставлены для ознакомления, «так как это может нанести ущерб безопасности и другим существенно важным интересам нашего государства.»

26 марта 2008 года «Мемориал» еще раз обратился с требованием рассекретить постановление о прекращении «Катынского дела» — на этот раз уже к Генеральному прокурору РФ Ю.Я.Чайке.

И снова ответ (датированный 22 апреля 2008 г.) пришел из Главной военной прокуратуры. В нем говорится, что «решение данного вопроса не входит в компетенцию Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Главной военной прокуратуры».

Такая ситуация прямо предусмотрена в статье 15 Закона «О государственной тайне»: если органы государственной власти, предприятия, учреждения, организации получившие запрос о рассекречивании сведений, отнесенных к государственной тайне, не правомочны решить вопрос о рассекречивании, то запрос в месячный срок передается в орган государственной власти, наделенный такими полномочиями, либо в межведомственную комиссию по защите государственной тайны, о чем уведомляется заявитель. Эта межведомственная комиссия — высший орган в нашей стране, координирующий деятельность органов государственной власти по защите государственной тайны. В ее состав входят по должности первые заместители руководителей всех российских силовых ведомств и ключевых министерств, а также зам. секретаря Совета безопасности РФ, зам. руководителя аппарата Правительства РФ и представитель Администрации Президента РФ. Деятельностью Межведомственной комиссии по защите государственной тайны руководит Президент РФ.

Если ГВП решила, что для рассекречивания Постановления о прекращении «Катынского дела» ее полномочий (и полномочий Генпрокуратуры) недостаточно, то она обязана была передать наш запрос в Межведомственную комиссию по защите государственной тайны, но не сделала этого, тем самым нарушив Закон о государственной тайне.

16 мая «Мемориал» обратился в Хамовнический районный суд г. Москвы с заявлением, в котором просит признать ответ ГВП незаконным, обязать ГВП исправить допущенное нарушение и передать запрос о рассекречивании постановления ГВП о прекращении «Катынского дела» в Межведомственную комиссию по защите государственной тайны. Заметим, что действующий Закон о государственной тайне не предусматривает для заявителя возможности самому обратиться с запросом непосредственно в Межведомственную комиссию!

10 июня 2008 г. Хамовнический районный суд в лице все того-же судьи И. В. Тюленева отказал в удовлетворении заявления «Мемориала», мотивировав свое решение тем, что, во-первых, в запросе о рассекречивании не указаны юридические основания для снятия грифа секретности, и, во-вторых, Катынское дело, по мнению судьи, не относится к политическим репрессиям и поэтому не может входить в область уставной деятельности Общества «Мемориал».

На это решение «Мемориалом» 4 июля 2008 г. была подана кассационная жалоба в суд второй инстанции. Рассмотрение нашей кассационной жалобы Судебной коллегией по гражданским делам Мосгорсуда было начато в судебном заседании 11 сентября 2008 г. и затем на заседании 2 октября эта инстанция оставила решение Хамовнического районного суда без изменений. Мотивировку отказа в удовлетворении нашей кассационной жалобы мы пока не знаем, так как решение в письменном виде нам до сих пор не выдано (по состоянию на 13 октября 2008 г.)

В заключение настоящего отчета о состоянии судебных дел, инициированных Обществом «Мемориал» в связи с «Катынским преступлением», укажем, что юридическую защиту наших интересов в судах осуществляет замечательный профессионал, опытный адвокат Диана Михайловна Сорк.

Необходимо также сказать, что параллельно и независимо от вышеописанных обращений Общества «Мемориал» «Катынское дело» рассматривается в российских судах и по заявлениям адвокатов Анны Эдвардовны Ставицкой и Романа Сергеевича Карпинского, выступающих в качестве официально уполномоченных представителей родственников десяти расстрелянных польских военнопленных (Шимона Томашевского, Викентия Волка, Станислава Узембло, Александра Велебновского, Станислава Малевича, Станислава Родовича, Михала Адамчика, Станислава Мелецкого, Рышарда Жолендзиовского и Стефана Эрхарда). Хамовнический районный суд весной 2008 г. отказал в рассмотрении заявления А. Э. Ставицкой и Р. С. Карпинского, оспаривающих уклонение ГВП от выполнения Закона о реабилитации в отношении этих военнопленных. При этом все тот же судья И. В. Тюленев повторил мотивировку прошлогоднего отказа Хамовнического суда в рассмотрении заявлений «Мемориала»: обжаловать отказ в реабилитации вправе только сами пострадавшие! Однако в этом году в ответ на частную жалобу Мосгорсуд обязал Хамовнический суд рассмотреть заявление А. Э. Ставицкой и Р. С. Карпинского по существу (напомним, что в прошлом году Мосгорсуд отказал в удовлетворении аналогичных частных жалоб «Мемориала»). Сейчас рассмотрение этого заявления в Хамовническом суде находится на стадии предварительных слушаний.

Второе заявление А. Э. Ставицкой и Р. С. Карпинского в суд содержит два требования: признать незаконным Постановление ГВП о прекращении расследования «Катынского дела» и возобновить это расследование. В июне 2008 г. Хамовнический районный суд (в лице судьи М.Л.Сыровой) определил, что этот вопрос не относится к его подсудности и указал, что заявление должно рассматриваться в Московском окружном военном суде. В состоявшемся первом судебном заседании Московский окружной военный суд определил, что рассмотрение должно проходить в закрытом режиме и затребовал от ГВП представить Постановление от 21 сентября 2004 г. о прекращении «Катынского дела». На следующем заседании 30 сентября 2008 г. военный суд дал возможность адвокатам ознакомиться с этим Постановлением под подписку о неразглашении. На заседании 14 октября 2008 г. Московский окружной военный суд отклонил жалобу на незаконное прекращение расследования и требование его возобновления. Это решение суда несомненно будет обжаловано.

Таким образом, в настоящий момент судебные дела, связанные с «Катынским преступлением», инициированные как «Мемориалом», так и уполномоченными представителями родственников десяти расстрелянных польских военнопленных А. Э. Ставицкой и Р. С. Карпинским, далеки от завершения. С нашей точки зрения, решения, которые будут приняты российскими судами, станут показателями степени независимости судебной системы нашей страны.

А.Э.Гурьянов, координатор Польской комиссии Общества «Мемориал»

Краткое дополнение - на конец ноября 2008 года (А.П. ака Dassie2001).

1) По делам "Мемориала". 17 октября и 14 ноября 2008 года Президиум Мосгорсуда удовлетворил 10 надзорных жалоб "Мемориала" и обязал Хамовнический районный суд принять к рассмотрению заявления о признании незаконными ответов Главной военной прокуратуры на обращения «Мемориала» о реабилитации 16 расстрелянных польских военнопленных. Подробнее см. в следующих сообщениях на нашем сайте:

http://ru-katyn.livejournal.com/tag/link-memorial-gvp-sud

http://ru-katyn.livejournal.com/tag/link-memorial-gvp-sud-2

2) По делам Ставицкой и Карпинского. 25 ноября Мосгорсуд подвердил решение Хамовнического районного суда в отказе принять к рассмотрению заявления, оспаривающие решение ГВП об отказе реабилитировать 10 расстрелянных польских военнопленных. В связи с отказом суда второй инстанции адвокаты, исчерпавшие возможности судебного разбирательства в России, могут обратиться в Страсбург (по опубликованной предварительной информации, они намерены это сделать).

3) Помимо "Мемориала" и, независимо, адвокатов Ставицкой и Карпинского, вопросом о признании расстрелянных польских военннопленных жертвами политических репрессий и о их реабилитации занимался еще один московский адвокат, Владимир Бушуев, полномочный представитель родственников двух расстрелянных узников Старобельского лагеря - Анджея Яновца и Антони Навратила. Он раньше других исчерпал возможности разбирательства в России, и теперь жалоба родственников на отказ в реабилитации двух упомянутых военнопленных принята к рассмотрению в Страсбурге (за точность формулировки не ручаюсь, я не юрист, это некий самый начальный этап рассмотрения дела). К жалобе намерен присоединиться польский уполномоченный по правам граждан Януш Кохановский.